Легко ли продавать вещи знаменитых людей?

Легко ли продавать вещи знаменитых людей?
Не настолько, как кажется. Раскрываем некоторые механизмы продаж больших коллекций.

Старожилы арт-рынка мрачновато иронизируют, что основной путь, которым хорошие коллекции попадают в аукционные каталоги – это путь трёх «D»: Debts (долги), Divorce (развод) или Death (ну, сами понимаете). Внесем нотку оптимизма: на деле, это далеко не всегда так. Нам, скажем, приходилось участвовать в торгах, на которые вполне себе живой Эрик Клэптон выставляет коллекции своих гитар (собирает средства в поддержку своего проекта Crossroads: реабилитационного центра для наркозависимых), так что умирать все-таки необязательно. Если же взять более узко – скажем, продажу наследства – то в этом случае, действительно, речь чаще всего идет о третьем D. Такие аукционы условно можно разделить на две категории. Первая – собрания личных вещей, вторая – собственно, коллекции, живописи, графики, книг, фарфора или даже вина, собираемые обычно на протяжении всей жизни. И механизмы здесь работают разные.


Продажа любого наследства – комплексный процесс, на успех которого влияет ряд факторов. В первую очередь это – масштаб личности, чьи вещи пойдут с молотка, уровень и количество самих предметов, и конечно, удачно выбранное время проведения аукциона. По части последнего, за примером далеко ходить не нужно: не так давно, скажем, проходили торги, посвященные предметам, принадлежавшим Рональду Рейгану. Случайность? Учитывая грядущие выборы в США – определенно, нет. Здесь еще и ирония: как бы там ни было, а на второго Рейгана Штаты в ближайшее время могут рассчитывать вряд ли. Остается только вспоминать.


При этом не так давно, 26 сентября, на ювелирных торгах далласского Heritage Auctions за $162 500 – с пятикратным повышением старта – ушла пара золотых браслетов, подарок Жаклин Кеннеди своей подружке невесты. Давно известно, что любой предмет, так или иначе связанный с именем Кеннеди, гарантированно будет пользоваться повышенным спросом и, вероятно, войдет в топ-листы торгов любого уровня. Особенно в предвыборные годы.


Но вспомним теперь об уровне и количестве предметов.


Стоит иметь в виду, что аукционы, посвященные чьему-то наследству целиком, обычно привлекают куда большее внимание и собирают куда больше, чем предметы, продаваемые поодиночке. Готовы поспорить: если бы серьги Жаклин выставили на аукцион, посвященный чете Кеннеди целиком, они бы ушли за гораздо большую сумму. Помнится, большая подборка вещей Джекки О, выставлявшаяся на торги в далекий уже выборный (и для России и США) 1996 год, стала сенсацией. Она принесла организаторам торгов в общей сложности более $34 млн. Поспорить с таким сочетанием масштаба личности и контекста времени, может, пожалуй, лишь легенда кино или моды. На сегодняшний день самым успешным проданным наследством считается коллекция предметов искусства, ювелирных украшений и личных вещей Элизабет Тейлор, ушедшая с молотка в 2011 году за £100 млн.


В ближайших по уровню и размаху торгах – ноябрьских Sotheby’s Bowie/Collector, посвященных коллекции Дэвиду Боуи – личных вещей звезды нет. В каталоги аукциона попали только живопись, графика, мебель и предметы ДПИ. Всё, однако – высочайшего уровня. Тем же, кто хочет приобщиться к внутреннему миру выдающихся людей – все же, говорят, любой личный предмет несет в себе метафизический отпечаток её обладателя – можно посоветовать торги Fine Antiques, Art & Celebrity Memorabilia дома GWS Auctions в Техасе. Старт им будет дан 22 октября.


 

14 October 2016
Другие новости
This website uses cookie files. They allow us to identify you and collect information about your user experience (user data). It is necessary for website’s functioning, improving, retargeting and statistical researches/reviews. We process your personal data and we can transfer it further to our partners, when you are visiting pages of our website. Learn more.
Accept and Close