Гендерный реванш. Почему самое время инвестировать в женское искусство

Гендерный реванш. Почему самое время инвестировать в женское искусство
Равноправие полов в искусстве стало столь же актуальным нарративом, сколь и в общественной жизни. Внимание к работам женщин-художниц и их стоимость будут расти. Но так было не всегда.

Веками роль женщин в искусстве сводилась к работам, где они были изображены. Великолепные образы Мадонны или Венеры формировали представление о прекрасном, а женские портреты долгое время оставались самыми востребованными картинами «на заказ».

Профессиональное же присутствие женщин на арт-рынке и в главных музеях мира до сих пор весьма ограничено. В Лондонской национальной галерее из 2300 полотен лишь 11 принадлежат кисти женщин-художниц. Таков результат многовековой социальной стигмы, как следствие — восприятие женского искусства вторичным.

Только в эпоху модерна женщины-творцы начали играть заметную роль в мировом культурном процессе, а более ранние периоды истории искусств отличались гораздо большим сексизмом. Но и в те времена были великие художницы. Их имена вписаны в историю.

Самые ранние упоминания о женщинах — участницах гильдий датируются серединой XVI века, а одной из первых профессиональных художниц принято считать маньеристку Лавинию Фонтана (1552–1614), высоко ценимую современниками. Внушительный след в истории искусства оставила великая Артемизия Джентилески — художница-бунтарка, последовательница традиции Караваджо, первая женщина, избранная в члены Академии живописного искусства Флоренции. Выставки ее работ с завидной регулярностью проходят в крупнейших музеях мира.

Ангелика Кауфман — одна из основательниц и первых членов британской Королевской академии художеств — была крайне популярна в России в XVIII веке, ей писал оду Державин, а в Эрмитаже хранится около десятка ее портретов. Известнейшая портретистка Элизабет Виже-Лебрен, член французской Академии художеств, тоже не чужая в российской истории искусств: изгнанная из Франции революцией, она пять лет провела в нашей стране (1795–1801), написала немало портретов вельмож и царственных особ.

Но все эти успехи — лишь редкие проблески таланта, пробившего себе дорогу скорее вопреки, чем благодаря обстоятельствам. Профессиональное творчество считалось неженским делом. Получить навыки мастерства можно было, только родившись в семье художника и сумев преодолеть сопротивление окружающих. Еще одним исключением были девочки из аристократических семей, которым позволялось получать художественное образование. Но и здесь не обошлось без табу. Мифологические, батальные и исторические сюжеты считались неподходящими для женщин. Темы для творчества строго регламентировались. Достаточно вспомнить произведения декоративно-прикладного и изобразительного искусства, созданные представительницами императорского дома Романовых и ныне хранящиеся в музеях Санкт-Петербурга.

Ситуация изменилась в XIX веке, когда женщины получили прямой доступ к профессиональному художественному образованию: Мэри Кассат и Берта Моризо в ряду первых имен французских импрессионистов, Антонина Ржевская и Эмилия Шанкс в российском Товариществе передвижников.

Но золотым веком женского искусства стала первая половина XX века с появлением на мировой арт-сцене «амазонок авангарда» — Наталии Гончаровой, Любови Поповой, Варвары Степановой, Ольги Розановой, Александры Экстер и Надежды Удальцовой, а также модернисток Парижской школы Сони Делоне, Мари Лорансен, Джорджии О’Киф, Тамары де Лемпицка.

Новый этап признания женского искусства в арт-среде — послевоенные годы, когда мир узнал Фриду Кало и Луизу Буржуа, Луизу Невельсон и многих других. Но и тогда, в эпоху разрушавшего стереотипы Уорхола путь женщины в искусстве был непрост. Творчество Яёй Кусамы — известнейшей художницы современности — долгое время не принимали всерьез. А история выхода из небытия одной из самых успешных представительниц поп-арта 1950-х годов Маргарет Кин, чьи картины и славу присваивал себе ее муж, посредственный художник Уолтер Кин, увековечил Тим Бертон в своем фильме «Большие глаза» (2014). Случай с Кин не уникален. Реатрибуция картин авторов той или иной эпохи становится рутиной для специалистов.

В последние годы мы наблюдаем настоящий расцвет женского искусства. И на то есть несколько причин. Во-первых, арт-рынку сейчас как никогда нужны новые имена в сегментах искусства, не относящихся к Contemporary Art. Традиционный пул великих мастеров мельчает: лучшие работы давно осели в музеях и личных коллекциях, и ожидание выхода на рынок признанного шедевра может занять не один год.

Вторая причина — влияние на мир искусства востребованной в обществе идеи равенства полов. Выставки великих художниц с аншлагом проходят по всему миру, крупнейшие художественные ярмарки выделяют целые сектора женского искусства (Frieze, 2018), а аукционные дома собирают эти работы в отдельные разделы. И правильно делают!

Январские торги Sotheby’s в секции «Женский триумф» (The Female Triumphant) принесли сразу семь индивидуальных ценовых рекордов. Надо признать, что цифры рекордных продаж художниц пока далеки от топовых лотов импрессионистов и старых мастеров, но потенциал роста очевиден, что позволяет говорить о перспективах инвестиций в женское искусство. Это подтверждают и аналитические отчеты за 2018 год. Так, стало известно, что доля первичного рынка женщин-художников приблизилась к 40% от общего галерейного оборота, а продажи работ художниц в среднем составили 32% годового оборота галерей.

Что касается аукционных рекордов, то тут цифры пока исчисляются десятками миллионов долларов. Самой дорогой картиной, созданной женщиной, остается Jimson Weed / White Flower No. 1 кисти Джорджии О’Киф, проданная за $44,4 млн в 2014 году. Рекорд для скульптуры чуть ниже — $32 млн за работу Spider Луизы Буржуа. И это 13-е место среди всех произведений скульптуры за всю историю открытых аукционных продаж. А в октябре 2018 года самой дорогой ныне живущей художницей стала Дженни Савиль. Ее картина Propped ушла с молотка за рекордные $12,4 млн.

Если расширить этот список, в нем появятся сразу несколько русских художниц и авторов так называемой орбиты русского искусства — родившихся, получивших образование или работавших на территории России и Российской империи. Это, конечно, и Наталия Гончарова с ее рекордными «Цветами» за $10,9 млн в 2008 году, и Тамара де Лемпицка с портретом «Мечта (Рафаэла на зеленом фоне)», проданным почти за $8,5 млн в 2011 году. Но только ли в запросе на гендерное равноправие секрет возрастающей популярности женского искусства? Самых известных художниц последнего времени — будь то Марина Абрамович, Трейси Эмин или Йоко Оно — объединяет высочайшая степень рефлексии и эмоциональности творчества, которое порой шокирует своей откровенностью и глубиной переживаний. Но, как оказалось, именно это сегодня вызывает живейший общественный интерес.

Итак, маятник времени качнулся в сторону женского искусства. Очевидно, в обозримом будущем внимание к работам этого сегмента и их стоимость будут расти, компенсируя недооцененность прошлых лет. А значит, будем ждать новых ценовых рекордов, возможно, сравнимых с аналогичными достижениями мастеров-мужчин. И этот процесс продолжится до тех пор, пока не установится новое статус-кво и не будет достигнуто долгожданное гендерное равенство в искусстве.

18 July 2019
Другие новости
This website uses cookie files. They allow us to identify you and collect information about your user experience (user data). It is necessary for website’s functioning, improving, retargeting and statistical researches/reviews. We process your personal data and we can transfer it further to our partners, when you are visiting pages of our website. Learn more.
Accept and Close