Гендерный реванш. Почему самое время инвестировать в женское искусство

Гендерный реванш. Почему самое время инвестировать в женское искусство
Равноправие полов в искусстве стало столь же актуальным нарративом, сколь и в общественной жизни. Внимание к работам женщин-художниц и их стоимость будут расти. Но так было не всегда.

Веками роль женщин в искусстве сводилась к работам, где они были изображены. Великолепные образы Мадонны или Венеры формировали представление о прекрасном, а женские портреты долгое время оставались самыми востребованными картинами «на заказ».

Профессиональное же присутствие женщин на арт-рынке и в главных музеях мира до сих пор весьма ограничено. В Лондонской национальной галерее из 2300 полотен лишь 11 принадлежат кисти женщин-художниц. Таков результат многовековой социальной стигмы, как следствие — восприятие женского искусства вторичным.

Только в эпоху модерна женщины-творцы начали играть заметную роль в мировом культурном процессе, а более ранние периоды истории искусств отличались гораздо большим сексизмом. Но и в те времена были великие художницы. Их имена вписаны в историю.

Самые ранние упоминания о женщинах — участницах гильдий датируются серединой XVI века, а одной из первых профессиональных художниц принято считать маньеристку Лавинию Фонтана (1552–1614), высоко ценимую современниками. Внушительный след в истории искусства оставила великая Артемизия Джентилески — художница-бунтарка, последовательница традиции Караваджо, первая женщина, избранная в члены Академии живописного искусства Флоренции. Выставки ее работ с завидной регулярностью проходят в крупнейших музеях мира.

Ангелика Кауфман — одна из основательниц и первых членов британской Королевской академии художеств — была крайне популярна в России в XVIII веке, ей писал оду Державин, а в Эрмитаже хранится около десятка ее портретов. Известнейшая портретистка Элизабет Виже-Лебрен, член французской Академии художеств, тоже не чужая в российской истории искусств: изгнанная из Франции революцией, она пять лет провела в нашей стране (1795–1801), написала немало портретов вельмож и царственных особ.

Но все эти успехи — лишь редкие проблески таланта, пробившего себе дорогу скорее вопреки, чем благодаря обстоятельствам. Профессиональное творчество считалось неженским делом. Получить навыки мастерства можно было, только родившись в семье художника и сумев преодолеть сопротивление окружающих. Еще одним исключением были девочки из аристократических семей, которым позволялось получать художественное образование. Но и здесь не обошлось без табу. Мифологические, батальные и исторические сюжеты считались неподходящими для женщин. Темы для творчества строго регламентировались. Достаточно вспомнить произведения декоративно-прикладного и изобразительного искусства, созданные представительницами императорского дома Романовых и ныне хранящиеся в музеях Санкт-Петербурга.

Ситуация изменилась в XIX веке, когда женщины получили прямой доступ к профессиональному художественному образованию: Мэри Кассат и Берта Моризо в ряду первых имен французских импрессионистов, Антонина Ржевская и Эмилия Шанкс в российском Товариществе передвижников.

Но золотым веком женского искусства стала первая половина XX века с появлением на мировой арт-сцене «амазонок авангарда» — Наталии Гончаровой, Любови Поповой, Варвары Степановой, Ольги Розановой, Александры Экстер и Надежды Удальцовой, а также модернисток Парижской школы Сони Делоне, Мари Лорансен, Джорджии О’Киф, Тамары де Лемпицка.

Новый этап признания женского искусства в арт-среде — послевоенные годы, когда мир узнал Фриду Кало и Луизу Буржуа, Луизу Невельсон и многих других. Но и тогда, в эпоху разрушавшего стереотипы Уорхола путь женщины в искусстве был непрост. Творчество Яёй Кусамы — известнейшей художницы современности — долгое время не принимали всерьез. А история выхода из небытия одной из самых успешных представительниц поп-арта 1950-х годов Маргарет Кин, чьи картины и славу присваивал себе ее муж, посредственный художник Уолтер Кин, увековечил Тим Бертон в своем фильме «Большие глаза» (2014). Случай с Кин не уникален. Реатрибуция картин авторов той или иной эпохи становится рутиной для специалистов.

В последние годы мы наблюдаем настоящий расцвет женского искусства. И на то есть несколько причин. Во-первых, арт-рынку сейчас как никогда нужны новые имена в сегментах искусства, не относящихся к Contemporary Art. Традиционный пул великих мастеров мельчает: лучшие работы давно осели в музеях и личных коллекциях, и ожидание выхода на рынок признанного шедевра может занять не один год.

Вторая причина — влияние на мир искусства востребованной в обществе идеи равенства полов. Выставки великих художниц с аншлагом проходят по всему миру, крупнейшие художественные ярмарки выделяют целые сектора женского искусства (Frieze, 2018), а аукционные дома собирают эти работы в отдельные разделы. И правильно делают!

Январские торги Sotheby’s в секции «Женский триумф» (The Female Triumphant) принесли сразу семь индивидуальных ценовых рекордов. Надо признать, что цифры рекордных продаж художниц пока далеки от топовых лотов импрессионистов и старых мастеров, но потенциал роста очевиден, что позволяет говорить о перспективах инвестиций в женское искусство. Это подтверждают и аналитические отчеты за 2018 год. Так, стало известно, что доля первичного рынка женщин-художников приблизилась к 40% от общего галерейного оборота, а продажи работ художниц в среднем составили 32% годового оборота галерей.

Что касается аукционных рекордов, то тут цифры пока исчисляются десятками миллионов долларов. Самой дорогой картиной, созданной женщиной, остается Jimson Weed / White Flower No. 1 кисти Джорджии О’Киф, проданная за $44,4 млн в 2014 году. Рекорд для скульптуры чуть ниже — $32 млн за работу Spider Луизы Буржуа. И это 13-е место среди всех произведений скульптуры за всю историю открытых аукционных продаж. А в октябре 2018 года самой дорогой ныне живущей художницей стала Дженни Савиль. Ее картина Propped ушла с молотка за рекордные $12,4 млн.

Если расширить этот список, в нем появятся сразу несколько русских художниц и авторов так называемой орбиты русского искусства — родившихся, получивших образование или работавших на территории России и Российской империи. Это, конечно, и Наталия Гончарова с ее рекордными «Цветами» за $10,9 млн в 2008 году, и Тамара де Лемпицка с портретом «Мечта (Рафаэла на зеленом фоне)», проданным почти за $8,5 млн в 2011 году. Но только ли в запросе на гендерное равноправие секрет возрастающей популярности женского искусства? Самых известных художниц последнего времени — будь то Марина Абрамович, Трейси Эмин или Йоко Оно — объединяет высочайшая степень рефлексии и эмоциональности творчества, которое порой шокирует своей откровенностью и глубиной переживаний. Но, как оказалось, именно это сегодня вызывает живейший общественный интерес.

Итак, маятник времени качнулся в сторону женского искусства. Очевидно, в обозримом будущем внимание к работам этого сегмента и их стоимость будут расти, компенсируя недооцененность прошлых лет. А значит, будем ждать новых ценовых рекордов, возможно, сравнимых с аналогичными достижениями мастеров-мужчин. И этот процесс продолжится до тех пор, пока не установится новое статус-кво и не будет достигнуто долгожданное гендерное равенство в искусстве.

18 Июля 2019
Другие новости
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать Вас и получать информацию о Вашем пользовательском опыте (пользовательские данные). Это необходимо в целях функционирования и улучшения сайта, проведения ретаргетинга и статистических исследований/обзоров. Мы обрабатываем ваши данные и можем передать их сторонним партнерам, когда Вы посещаете страницы сайта. Подробнее.
Принять и закрыть